Зачем этот Ланцелот не сдается, надо же дать дракону сохранить лицо…

Зачем этот Ланцелот не сдается, надо же дать дракону сохранить лицо…

«Дракон» — пьеса-сказка в трёх действиях драматурга Евгения Шварца. Написана в 1942—1944 годах. Сразу после премьеры в Москве пьесу запретили. И ни при Сталине, ни после его смерти увидеть этот спектакль никто не мог. В 1988 году режиссёр Марк Захаров по мотивам пьесы снял фильм «Убить дракона».

Вот небольшой отрывок из пьесы «Дракон» Евгения Шварца. У меня дежавю:

«1-й горожанин: Как мучительно затягивается бой.

2-й горожанин: Да. Уже две минуты — и никаких результатов.

1-й горожанин: Я надеюсь, что сразу все будет кончено.

2-й горожанин: Ах, мы жили так спокойно… А сейчас время завтракать — и не хочется есть.

Мальчик: Мама, от кого дракон удирает по всему небу?

Все: Тссс…

1-й горожанин: Он не упирает, мальчик, он маневрирует.

Мальчик: А почему он поджал хвост?

Все: Тссс!

1-й горожанин: Хвост поджат по заранее обдуманному плану, мальчик.

1-я горожанка: Подумать только! Война идет уже целых шесть минут, а конца ей еще не видно. Все так взволнованы, даже простые торговки подняли цены на молоко втрое.

2-я горожанка: Ах, что там торговки. По дороге сюда мы увидели зрелище, леденящее душу. Сахар и сливочное масло, бледные как смерть, неслись из магазинов на склады. Ужасно нервные продукты. Как услышат шум боя — так и прячутся.

Шум боя, удары меча.

Мальчик (указывает на небо): Мама, мама! Он перевернулся вверх ногами. Кто-то бьет его так, что искры летят!

Все: Тссс!

Гремят трубы. Выходят Генрих и бургомистр .

Бургомистр: Слушайте приказ. Во избежание эпидемии глазных болезней, и только поэтому, на небо смотреть воспрещается. Что происходит на небе, вы узнаете из коммюнике, которое по мере надобности будет выпускать личный секретарь господина дракона.

1-й горожанин: Вот это правильно.

2-й горожанин: Давно пора.

Мальчик: Мама, а почему вредно смотреть, как его бьют?

Все: Тссс!

1-я подруга: Десять минут идет война! Зачем этот Ланцелот не сдается?

2-я подруга: Знает ведь, что дракона победить нельзя.

3-я подруга: Он просто нарочно мучает нас.

1-я подруга: Я забыла у Эльзы свои перчатки. Но мне все равно теперь. Я так устала от этой войны, что мне ничего не жалко.

2-я подруга: Я тоже стала совершенно бесчувственная. Эльза хотела подарить мне на память свои новые туфли, но я и не вспоминаю о них.

3-я подруга: Подумать только! Если бы не этот приезжий, дракон давно бы уже увел Эльзу к себе. И мы сидели бы спокойно дома и плакали бы.

Шум боя все ожесточеннее.

1-я горожанка. Но это ужасно!

2-я горожанка. Бедный дракон!

1-я горожанка. Он перестал выдыхать пламя.

2-я горожанка. Он только дымится.

1-й горожанин. Какие сложные маневры.

2-й горожанин. По-моему… Нет, я ничего не скажу!

1-й горожанин. Ничего не понимаю.

Генрих. Слушайте коммюнике городского самоуправления. Бой близится к концу. Противник потерял меч. Копье его сломано. В ковре-самолете обнаружена моль, которая с невиданной быстротой уничтожает летные силы врага. Оторвавшись от своих баз, противник не может добыть нафталина и ловит моль, хлопая ладонями, что лишает его необходимой маневренности. Господин дракон не уничтожает врага только из любви к войне. Он еще не насытился подвигами и не налюбовался чудесами собственной храбрости.

1-й горожанин. Вот теперь я все понимаю…

Мальчик. Ну, мамочка, ну смотри, ну честное слово, его кто-то лупит по шее.

1-й горожанин. У него три шеи, мальчик.

Мальчик. Ну вот,видите, а теперь его гонят в три шеи.

1-й горожанин. Это обман зрения, мальчик!

Мальчик. Вот я и говорю, что обман. Я сам часто дерусь и понимаю, кого бьют. Ой! Что это?!

1-й горожанин. Уберите ребенка.

2-й горожанин. Я не верю, не верю глазам своим! Врача,

глазного врача мне!

1-й горожанин. Она падает сюда. Я этого не перенесу! Не

заслоняйте! Дайте взглянуть!

Голова Дракона с грохотом валится на площадь.

Генрих: Слушайте коммюнике городского самоуправления. Обессиленный Ланцелот потерял все и частично захвачен в плен.

Мальчик: Как частично?

Генрих: А так Это — военная тайна. Остальные его части беспорядочно сопротивляются. Между прочим, господин дракон освободил от военной службы по болезни одну свою голову, с

зачислением ее в резерв первой очереди.

Мальчик: А все-таки я не понимаю…

1-й горожанин: Ну чего тут не понимать? Зубы у тебя

падали?

Мальчик: Падали

1-й горожанин: Ну вот. А ты живешь себе

Мальчик: Но голова у меня никогда не падала.

1-й горожанин: Мало ли что!

Генрих: Слушайте обзор происходящих событий. Заглавие: почему два, в сущности, больше, чем три? Две головы сидят на двух шеях. Получается четыре. Так. А кроме того, сидят они несокрушимо!

Вторая голова Дракона с грохотом валится на площадь.

Генрих: Обзор откладывается по техническим причинам. Слушайте коммюнике. Боевые действия развиваются согласно планам, составленным господином драконом.

Мальчик: И все?

Генрих: Пока все.

1-й горожанин: Я потерял уважение к дракону на две трети.

Генрих: Прослушайте обзор событий! …Время военное. Надо терпеть. Итак, я начинаю. Един бог, едино солнце, едина луна, едина голова на плечах у нашего повелителя. Иметь всего одну голову — это человечно, это гуманно в высшем смысле этого слова. Кроме того, это крайне удобно и в чисто военном отношении. Это сильно сокращает фронт. Оборонять одну голову втрое легче, чем три.

Третья голова Дракона с грохотом валится на площадь.

Взрыв криков. Теперь все говорят очень громко.

1-й горожанин: Долой дракона!

2-й горожанин: Нас обманывали с детства!

1-я горожанка: Как хорошо! Некого слушаться!

2-я горожанка: Я как пьяная! Честное слово.

Мальчик: Мама, теперь, наверное, не будет занятий в школе! Ура!…»

Александр Соколовский