«Умирающий лев» в Люцерне: трогательная история «самого печального памятника» в Швейцарии

«Умирающий лев» в Люцерне: трогательная история «самого печального памятника» в Швейцарии

В живописном уголке Швейцарии, в центре города Люцерн можно увидеть великолепный мемориал, получивший название «самый печальный памятник». «Умирающий лев» — памятник, высеченный в отвесной скале песчаника — появился над озером Люцерн в 1821 году и стал символом отваги и преданности. А события, которые послужили поводом для появления этого памятника, трогают сердце и сегодня, хотя с тех пор прошло более 200 лет.

«Умирающий лев» (1821) — памятник, высеченный в отвесной скале песчаника над озером Люцерн — один из самых всемирно известных творений рук человека.

«В Люцерне есть удивительный памятник, высеченный в дикой скале. Во впадине лежит умирающий лев; он ранен насмерть, кровь струится из раны, в которой торчит обломок стрелы; он положил молодецкую голову на лапу, он стонет, его взор выражает нестерпимую боль; кругом пусто, внизу пруд; всё это задвинуто горами, деревьями, зеленью»,- так написал об «Умирающем льве» Александр Герцен, посетив Швейцарию.

Это аллегорическое скульптурное изваяние носит масштабный характер: девятиметровая фигура льва лежит в огромной нише шестиметровой высоты и длиной в тринадцать метров. Лев своим телом прикрыл щит с изображением лилии, символизирующей монархию Франции, которую так самоотверженно защищали швейцарские гвардейцы. А перед изголовьем раненного льва лежит щит с гербом Швейцарии — их родины, честь которой они не имели права уронить.

Над нишей в скале выбита надпись на латыни HELVETIORUM FIDEI AC VIRTUTI- «Верности и отваге швейцарцев». Под скульптурной композицией высечены цифры 760 и 350, которые соответствуют числу погибших и уцелевших гвардейцев. У самого подножия мемориала поименно перечислены солдаты и офицеры, с честью отдавшие жизни за французскую монархию.

Трагическая страница истории, послужившая идеей создания памятника «Умирающий лев»

1792 год. Париж. Шел третий год великой буржуазной французской революции. В конце лета двадцать тысяч повстанцев держали в осаде дворец Тюильри, за стенами которого скрывался правящий король Людовик XVI со своим семейством. Восставшим противостояло небольшое французское войско и дворцовая охрана, состоящая из тысячи швейцарских гвардейцев.

Утром 10 августа начался штурм дворца. Королевское войско почти сразу же, предав своего монарха, перешло на сторону восставших. Но престол все еще держался благодаря отважной тысяче гвардейцев. Они, верные своей присяге, готовы были защищать монарха до последнего. Король же, увидев натиск наступающей толпы, в последний момент отдал приказ: «Не стрелять».

Этим милосердным решением Людовик хотел остановить, рвущихся во дворец повстанцев и доказать, что не хочет кровопролития и зла своему народу. Гвардейцы, не посмев ослушаться приказ короля, остались практически безоружными. И уже ничто уже не могло остановить разъяренную толпу, жаждущую крови.

Озверевшие повстанцы беспощадно убивали всех на своем пути, не щадя ни детей, ни женщин. А гвардейцев они просто зверски растерзали. Сам же дворец был варварски разграблен и разрушен. Этот день стал страшной трагедией в истории двух стран — 786 швейцарских воинов сложили свои головы в одночасье за французского короля. Еще около двухсот было взято в плен и казнено немного позже. Королевскую семью также постигла их участь. А казнь Людовика XVI была назначена на январь 1793 года. Он с достоинством выслушал свой приговор и шагнул на эшафот. После его смерти Франция погрязла в войнах.

Участником этих событий был сам Наполеон Бонапарт — совсем юный бригадный капитан. Бродя уже по разрушенному дворцу, залитому кровью, в недоумении воскликнул: «Какое безумие! Как они могли позволить этой черни вломиться во дворец? Почему не расстреляли пушками несколько сотен? Остальные бы живо убрались со сцены». Он тогда не знал о самоубийственном приказе короля. Наполеон получил серьезный урок из этой истории. Ибо когда уже будучи у власти, он придушил восстание, не задумываясь расстреляв бунтарей.

История создания памятника, увековечившего жертв французской революции

Карл Пфюффер, благодаря которому и высечен в скале этот памятник, был одним из тех гвардейцев дворцовой охраны короля Людовика XVI. И лишь благодаря тому, что в это время был в отпуске, его миновала страшная участь. Узнав о такой нелепой гибели сослуживцев и соотечественников, был настолько потрясен, что решил, во что бы то ни стало, увековечить память о них.

На службе в армии Карл еще пробыл несколько лет. А вернувшись в 1801 году на родину, возглавил Люцернское общество искусств при городском совете. Но замыслу боевого офицера, вынашиваемому уже несколько лет, пока не суждено было исполниться. Швейцария в то время пребывала под властью Франции. И сооружение какого либо памятника жертвам французской революции не было бы одобрено Наполеоном Бонапартом. Лишь в 1813 году Швейцария снова стала независимой. И Карл Пфюффер незамедлительно начал работу над проектом.

И вот уже в 1818 году проект строительства необыкновенного памятника был обнародован. Начался сбор средств на начало строительства. Неоценимым был вклад русской царской семьи и многих знатных родов Европы. Первоначальный проект Карл представил в виде горельефа мертвого льва, заваленного сломанным оружием и щитами. Интересным в композиционном решении было то, что высечен этот памятник должен был быть в отвесной скале, с подступающим к ней озером удивительной красоты, за пределами Люцерна.

Карл долго искал мастера, который бы взялся за создание макета памятника. И лишь датский скульптор с мировым именем — Бертель Торвальдсен верно понял замысел отставного офицера, и создал потрясающий макет. От себя Бертель добавил лишь то, что льва изобразил не мертвым, а умирающим. А швейцарский скульптор Лукас Ахорн по этому макету мастерски высек из цельного куска скалы, возвышающаяся над озером Люцерн, символическую фигуру умирающего льва.

Открытие памятника было приурочено к 29 годовщине тех ужасающих событий. 7 августа 1821 года к монументу собрались почтить память знать со всей Швейцарии, аристократы Европы, и ветераны-гвардейцы которые чудом остались в живых после того кровавого месива.

Сам же Торвальдсен посетил Швейцарию лишь через 20 лет. Он восхитился работой скульптора Лукаса Ахорна. И сказал: « памятник швейцарским гвардейцам будет известен более других, и ни время, ни беспощадная погода не смогут этому помешать.» И в этом был прав — символ раненого умирающего льва явился непревзойденным образцом застывшей в камне скорби и печали.

Уже почти 200 лет приходят люди на это место, что бы почтить память гвардейцев короля. Здесь нет ни флагов, ни венков, здесь не говорят пафосные речи. Марк Твен в свое время это аллегорическое каменное изваяние назвал: «Самым грустным, но в то же время и самым трогательным каменным изваянием в мире».

Швейцария, никогда ни с кем не воевавшая, уже несколько последних веков держит полный нейтралитет в отношении военных конфликтов. Но армия у нее всегда была и есть поныне. Это надежные, смелые и преданные солдаты, верные традициям и присяге. Доблестная швейцарская гвардия в наши дни охраняет Ватикан и Папу Римского.
И вот уже сколько столетий неизменный девиз швейцарских военных гласит: «Главное – не потерять доверие народа».

Источник: www.kulturologia.ru

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook: