Русский романс, который стал хитом №1 в Великобритании

Романс «Дорогой длинною» был написан в 1924 году Борисом Фоминым (музыка) и Константином Подревским (слова). Существует также вариант текста Павла Германа. Самые ранние записи этой песни были сделаны Тамарой Церетели (1925) и Александром Вертинским (1926).

В оригинале у романса такой текст:

Ехали на тройке с бубенцами,

А вдали мелькали огоньки.


Эх, когда бы мне теперь за вами,


Душу бы развеять от тоски!

Припев:

Дорогой длинною, погодой лунною,

Да с песней той, что в даль летит, звеня,


Да со старинною, да семиструнною,


Что по ночам так мучает меня.


Да, выходит, пели мы задаром.


Понапрасну ночь за ночью жгли.


Если мы покончили со старым,


Так и ночи эти отошли!


Припев.


В даль иную — новыми путями —


Ехать нам судьбою суждено!


Ехали на тройке с бубенцами,


Да теперь проехали давно.


Припев.


Никому теперь уж не нужна я,


И любви былой не воротить,


Коль порвётся жизнь моя больная,


Вы меня везите хоронить.


Припев.

Романс очень скоро получил необыкновенную любовь и стал весьма популярен среди русских эмигрантов. Причинами этого была душевность стихов и мелодии, а также, как казалось эмигрантам, явный антисоветский подтекст слов романса.


А вот в Советской России была объявлена «белогвардейской», и за ее исполнение можно было отправиться прямиком в лагеря. Печальная судьба ждала и её авторов.

Константин Подревский трагически умер в 1930 году. Он имел неосторожность опоздать со сдачей декларации о доходах фининспектору, и Советская Россия в наказание без суда конфисковала все его имущество. Поэт угодил в больницу, откуда уже не вышел.

Судьба композитора Бориса Фомина была более «счастливой», если это, конечно, можно назвать «счастьем». Писать романсы ему больше не позволяли. В 1937 году он закономерно отправился в тюрьму, но попал в число тех немногих счастливчиков, которые были освобождены после ареста Ежова. Забытый всеми, с подорванным здоровьем, он умер в 1948 году и сейчас почти всё, что было им написано, — сотни музыкальных произведений, считается утраченным.

Вот так Советская Россия «отблагодарила» авторов песни. А сама песня была вычеркнута из жизни. Будучи под запретом в течение десятилетий, она оказалась напрочь забытой.

В конце 1960 — начале 1970 годов романс пережил второй пик популярности, его исполняли многие отечественные и зарубежные певцы. В чём же дело?

А дело в том, что в 1962 году американский архитектор, писатель и музыкант Юджин (Джин) Раскин, родители которого были выходцами из России, написал новые английские слова на несколько измененную мелодию песни «Дорогой длинною» и записал её под названием «Those Were the Days».

В 1964 году выступление Раскина услышал Пол Маккартни, который четыре года спустя выбрал «Those Were the Days» для дебютного сингла 18-летней валлийской певицы Мэри Хопкин. Сингл с песней был выпущен на лейбле «The Beatles» «Apple Records» 30 августа 1968 года и занял 1-е место в британском хит-параде, которое занимал 6 недель. Это единственная в ХХ веке русская песня, которая возглавляла хит-парад Великобритании. В США песня достигла 2-го места.

Тогда-то про песню вспомнили и в СССР. Её стали исполнять популярнейшие певцы: Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, Клавдия Шульженко, Людмила Зыкина. Но авторы песни нигде не упоминались — она считалась «народной».

А вот и английский текст:

Once upon a time there was a tavern

Where we used to raise a glass or two


Remember how we laughed away the hours


And dreamed of all the great things we would do


Those were the days my friend


We thought they’d never end


We’d sing and dance forever and a day


We’d live the life we choose


We’d fight and never lose


For we were young and sure to have our way.


La la la la…


Then the busy years went rushing by us


We lost our starry notions on the way


If by chance I’d see you in the tavern


We’d smile at one another and we’d say


Those were the days my friend


We thought they’d never end


We’d sing and dance forever and a day


We’d live the life we choose


We’d fight and never lose


Those were the days, oh yes those were the days


La la la la…


Just tonight I stood before the tavern


Nothing seemed the way it used to be


In the glass I saw a strange reflection


Was that lonely woman really me


Those were the days my friend


We thought they’d never end


We’d sing and dance forever and a day


We’d live the life we choose


We’d fight and never lose


Those were the days, oh yes those were the days


La la la la…


Through the door there came familiar laughter


I saw your face and heard you call my name


Oh my friend we’re older but no wiser


For in our hearts the dreams are still the same


Those were the days my friend


We thought they’d never end


We’d sing and dance forever and a day


We’d live the life we choose


We’d fight and never lose


Those were the days, oh yes those were the days


La la la la…

Источник: izbrannoe.com

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook: